Follow IABC on Twitter

Интервью

Андрей Яблонских, о самых значимых тенденциях в интернете и социальных сетях

Андрей Яблонских — вице-президент и руководитель Комитета по измерению эффективности коммуникаций IABC/Russia, директор по продажам агентства «Социальные сети»(http://snetwork.ru/), руководитель Комитета по социальным медиа РАЭК.

Андрей Викторович, Вы возглавляете Комитет по измерению эффективности коммуникаций IABC/Russia. Как Вы считаете, можно ли сказать, что хороших специалистов по пиару в России становится все больше и число удачных проектов брендинга в интернете год от года растет?

По поводу хороших специалистов — это вопрос риторический, потому что каждый год выпускается много специалистов, но очень немногие из них находят хорошую работу. С одной стороны, это связано с тем, что у большинства очень высокие амбиции, но мало знаний. С другой стороны, наверное, на сегодняшний день того образования, которое дается в вузах, недостаточно для хорошей практической работы. Если молодые выпускники не занимаются практической деятельностью, им очень тяжело устроиться в PR-агентство. И если мы говорим об измерении эффективности, то это скорее связано с готовыми проектами, которые можно оценивать по определенным критериям. Это связано с выполнением KPI на различных проектах. Это могут быть традиционные коммуникации или интернет и все остальное.

Сейчас существует множество курсов по работе в интернете, в том числе и PR. Автором некоторых из них являетесь Вы. Скажите, как Вы считаете,  могут ли такие курсы повысить квалификацию?

Когда приходят ребята, ничего не знающие о PR, но желающие учиться PR в интернете, первое, что хочется сделать, — отправить учиться классическому PR, основам работы журналистом, написания текстов, литературному редактированию. А уже потом можно разбираться в интернете. С другой стороны, когда приходят выпускники и говорят, что они крутые PR-специалисты, но ничего не знают про LiveJournal, социальные сети и их нет в Facebook, то тоже встает вопрос, чему вас тогда учили. Поэтому курсов много сейчас. Много хороших. Много отличных. Но зацикливаться на каких-то одних очень сложно. Я бы сказал, что сейчас гораздо более интересны не просто коммерческие курсы, а курсы повышения квалификации при вузах. Это реальная практика.

Для многих глав компаний социальные сети — это прежде всего то, что отвлекает их сотрудников от офисной работы. А Вы так назвали свое агентство. Полагаете, что в эпоху «экономики внимания» всю лучшую информацию мы будем черпать только в соцсетях?

Я скажу так. Три года назад о каких-то ключевых событиях я узнавал из Twitter. Я просыпался с утра и первое, что я делал, брал телефон и читал Twitter. А сейчас у меня нет никакого желания с утра узнавать, что произошло, оттуда. Я это могу узнать, пока я еду по дороге на работу в машине: или новости послушаю, или действительно почитаю новости. Социальные сети — это тот канал коммуникации, который позволяет очень быстро получить или передать информацию. Будь то информация от СМИ к людям, будь то оборот информации от людей к СМИ. Обратная связь и все остальное. Как показывает практика, у журналистов гораздо эффективнее получается общаться в Facebook. Начинается переписка — и потом из этого получается хорошая статья. Сейчас практически 90 % ключевых журналистов присутствуют в Facebook, еще у 60 % есть аккаунты в Twitter. Они очень активные, и поэтому сейчас уже нельзя сказать, кто из них блогер, а кто — журналист. Олег Кашин — блогер или журналист? Демьян Кудрявцев — блогер или журналист, или вообще инстаграммер (иногда)? или Антон Носик, кто он? Стартапер или блогер? На эти вопросы невозможно ответить однозначно. Границы стерлись, и сейчас говорить о том, что есть социальная сеть, как очень любят называть: «новые медиа» и «старые медиа»… Нет «новых» и «старых». «Новые медиа» — это GoogleGlass. Социальные сети — это старые медиа, так как они являются уже традиционным каналом получения информации во всем мире. Учитывая то, что количество мобильных пользователей Facebook сейчас примерно 100 млн, — какие это медиа? Новые или старые? У нас ни у одного издания нет такого количества подписчиков. То же самое и с блогами. Например, блог Темы Лебедева читают около миллиона человек. СМИ до этого далеко.

Согласны ли Вы с тем, что инфотеймент — это лучший способ донести информацию до аудитории?

Не всегда. Есть информация, которую действительно хорошо донести развлекательно-завлекательной картиночкой — и люди сразу ее хорошо воспринимают. Так происходит, например, с крупными брендами. Когда в социальной сети от РОСНАНО опубликована картинка банка с надписью «Цельная кровь», — все круто сделано, но для чего нужна была эта картинка? Чтобы привлечь внимание к видеосюжету, посвященному определенной компании. Люди «полайкали», «пошарили», посмотрели сюжет. С другой стороны, ко многим событиям не получится подготовить веселую развлекательную историю, просто потому что люди ее неправильно поймут. Для этого нужно что-то более информационно значимое, чем просто развлекательная картинка или текст. И тут нет разницы, будет это традиционное СМИ или социальная сеть.

Вы и Ваше агентство участвуете к каких-либо общественных проектах?

Смотря что подразумевать под общественными проектами. У нас есть большое количество венчурных, как мы их называем, проектов, в которые мы вкладываемся, не получая никакой прибыли. Наверно, это можно считать общественными проектами. Но каких-то значимых, уборка мусора например, наверно, нет. У нас нет такой практики. Честно говоря, у сотрудников сейчас на это, мягко говоря, нет времени. Некоторые люди работают даже по выходным.

Есть ли у Вас проект, которым Вы годитесь?

Не один, их несколько. Если говорить о проектах, которые происходили в рамках агентства, то это наша www.snwall.ru, которую мы очень долго разрабатывали. Это агрегатор контента социальных сетей. Мы активно применяем его на мероприятиях, например на Питерском экономическом форуме, Премии «Медиаменеджер России» и других. В ближайшее время наши коллеги из агентств и брендов смогут увидеть разработку на PRWeekend в Санкт-Петербурге. Кроме этого, уникальный продукт для рынка — это Foursquare-мониторинг, который никто, кроме нашего агентства, не делал. Он еще не доделан в запланированном объеме. Проект, которым еще можно гордиться, — это работа с ГЛОНАСС по репутации. Очень сложный проект, которым мы занимались в течение двух лет. Нашей задачей было объяснять людям, что такое ГЛОНАСС и зачем он нужен. Кроме этого, ролики, которые мы делали для компании РОСНАНО. В них мы объясняли обычным людям, что такое нанотехнологии и зачем РОСНАНО вкладывает в это деньги.

Некоторые родители создают своим детям аккаунты в социальных сетях уже с рождения. Прокомментируйте этот факт. И есть ли какой-то минимальный возраст для серфинга в интернете?

По правилам аккаунт должны заводить люди старше 16 лет, на мой взгляд. Вообще, тема детского интернета и взрослого интернета остро встает уже достаточно давно. Я, например, не хочу, чтобы мой сын или моя дочь пользовались социальными сетями до 12 лет точно, а может, и до 14, несмотря на то, что я работаю в этой сфере. И больше, чем уверен, что они не захотят этого делать. Они и так об этом слышат каждый день в большом количестве. На самом деле, это достаточно тревожная тема на сегодняшний момент, потому что законы, которые принимаются, с одной стороны, направлены на то, чтобы защитить детей, с другой стороны, если посмотреть, что происходит, мы вообще можем остаться без открытого интернета в ближайшее время и будет все очень сильно фильтроваться, а это я не считаю правильным.

Становятся ли люди все менее анонимными в соцсетях?

Как раз наоборот. Один из трендов ближайших пяти лет будет анонимность. Если до этого люди активно публиковали о себе информацию, выкладывая фото, видео, «чекинясь» в различных местах, то сейчас идет к тому, что люди, которые раньше активно это выкладывали, стараются удалить свои аккаунты из социальных сетей, создать «левую» страничку и с нее следить за друзьями, потому что сами не хотят, чтобы за ними следили. Это действительно тренд. Появлялись анонимные сети еще года два назад. Ни к чему они не пришли, потому что тогда еще не наступило время. Но скоро оно наступит, так как люди уже не так сильно хотят, чтобы о них все знали всё. В том же Facebook существуют фильтры, чтобы фильтровать, кто будет видеть информацию, а кто нет. К этому уже давно пришли.

А может ли тогда прийти к тому, что будут, например, проводиться выборы через интернет?

К этому может прийти. Все, что связано с голосованием и с личными кабинетами людей в каких-либо ресурсах для идентификации, будет. Но в каком виде это будет? Все знают о том,что скоро должны ввести электронную карту Гражданина РФ, которая будет у каждого человека. Это в какой-то степени логин и пароль в интернет. Она уже будет являться подтверждением личности. Как это будет взаимодействовать с сайтами — пока непонятно. Но в любом случае выборы через интернет, с одной стороны, правильно, но с другой — это очень «щекотливая» тема, по той причине, что подтвердить, что действительно был тот человек, а не сотни взломанных аккаунтов, будет очень сложно. Пока, в ближайшие несколько лет, к этому имеющиеся технические мощности не готовы. Потом — все возможно.

Чего, по Вашему мнению, не хватает сейчас «Рунету»?

На самом деле не хватает четкого законодательства. Но не того, которое предлагают люди, пишущие законы, а того, которое было бы написано совместно Госдумой и интернет-общественностью, людьми, которые каждый день с этим работают (РАЭК), пытаются взаимодействовать с органами власти, пытаются двигать индустрию. Этого пока не хватает, потому что все законы, которые сейчас принимаются,  далеки от жизни, так как многие вещи, которых хотелось бы избежать, нам избежать не получается. Это, например, история с закрытием торрентов. С одной стороны, понятно,что это правильно. Правообладатели должны получать свои деньги. С другой стороны — вопрос к правообладателям. Интернет сейчас — движущая сила. Тут надо несколько по-другому все выстраивать.

Назовите значимые события для «Рунета» в 2013 году.

Закон об интернете, который сейчас принимается. Это самое значимое событие этого года, потому что оно очень сильно повлияет вообще на индустрию в целом. Разделит, что было и что есть, на две истории, потому что один этап завершается, а новый — начинается.
Второе событие — это то, что мы получаем дополнительно свои домены. У Москвы появится свой собственный домен «.moscow». И многие компании, которые работают именно в Москве, будут идентифицироваться по этому домену.

Если брать в целом для PR интернет-рынка, то это выборы. То, что сейчас происходит в интернете с избирательными кампаниями. К чему это приведет — увидим в сентябре. Это будет событие, определенно значимое и для того, и для другого рынка. Оно покажет, насколько силы интернета превосходят или, наоборот, не превосходят телевизор.

Вы являетесь членом IABC. Что Вам дает членство в ассоциации?

В первую очередь членство IABC дает возможность общаться с достаточно интересными людьми, являющимися лучшими из лучших в своей области не только в России, но и по всему миру. Дает возможность получать данные из глобальной библиотеки IABC. Знак «IABC» является знаком качества во всем мире среди PR-специалистов. Надеюсь в ближайшее время найти в себе силы и пройти тестирование.

Беседу вела Дарья Сапрыкина.





   02 сентября 2013 в 16:59   

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться