Follow IABC on Twitter

Ресурсы

Все размещенные в разделе материалы публикуются в строгом соответствии с оригиналом или исходным материалом.

Коллективистский и индивидуалистический типы корпоративных культур

Исследование аспекта «индивидуализм – коллективизм» в контексте различия культур было впервые предпринято голландцем Гиртом Хофстедом по заданию корпорации IBM. По Хофстеду культуры (в т.ч., и корпоративные) следует изучать путем сравнения по пяти так называемым «культурных измерениям»:
     - — индивидуализм - — коллективизм;
     - — дистанция власти (большая - — малая);
     - — неприятие неопределенности (сильное - — слабое);
     - — мужественность - — женственность;
     - — краткосрочная - — долгосрочная ориентация на будущее.

Измерение «Индивидуализм–коллективизм» отражает отношение человека к сообществу и к себе подобным. В индивидуалистических сообществах людьми движет главным образом личный интерес и интересы ближайших членов семьи. Поэтому индивидуалистические сообщества более ориентированы на уважение прав человека и высокую ценность человеческой жизни. В фирмах индивидуалистического типа ценится рационализм, логика и когнитивная последовательность.

В коллективистских же сообществах каждый индивидуум склонен соблюдать интересы своей группы (семьи, клана) и не иметь мнений или убеждений, отличных от принятых в группе. В обмен на эту лояльность группа должна защищать своих членов, когда им что-то угрожает. Ответственность при этом разделяется между членами группы, каждый из которых подотчетен коллективу. Коллективистский климат в большинстве фирм (но не во всех!) обычно означает ожидание сотрудниками помощи и защиты со стороны начальника, дефицит лично ответственных сотрудников, низкую мобильность рабочей силы, консервативность, сдержанное отношение к чужим, привычка следовать эмоциям постоянные откладывания давно назревших изменений в расчете «на авось».

Кстати, согласно Хофстеду, богатые страны богаты именно потому, что имеют индивидуалистическую культуру, стимулирующую через активность и энергию отдельных людей развитие общества в целом. Распространению индивидуалистических культур способствуют экономическая самодостаточность, образование, миграции, социальная мобильность и урбанизация.

При ответе на вопрос: «Кто я?» представители коллективистских культур склонны отвечать в терминах социальной принадлежности («я — сын, я – китаец, я – болельщик»), а в индивидуалистических — в терминах личностных особенностей («я — творческий человек, я – лидер»). Статистика показывает, что в коллективистских культурах доля ответов, указывающих прежде всего на социализацию личности, составляет 30-60%, а в индивидуалистических – всего 15-20%.

Для участников индивидуалистических культур, в общем-то, не характерна существенная разница в оценке членов группы «своих», в которую входит индивид, и членов группы, внешней по отношению к индивиду. Они примерно одинаково (одинаково вежливо или одинаково невежливо) относятся и к своим, и к чужакам. У коллективистов же здесь обычно наблюдается политика двойных стандартов. Например, у них честность и забота о членах своего клана вполне может сочетаться жесткой эксплуатацией и обманом людей из внешнего мира.

«Индивидуалисты» склонны формировать свои дружеские отношения, исходя из взаимных симпатий, интересов, признания личностной идентичности (но число значимых и доверенных друзей, с которыми можно «отвести душу», при этом небольшое). В индивидуалистических культурах вполне допускается плюрализм — а иногда даже приветствуется конфронтация точек зрения внутри группы ради повышения ее развития и повышения ее конкурентоспособности – здесь человек может быть под свою собственную ответственность членом самых разнообразных сообществ (в т.ч., и с противоречивыми влияниями, между которыми он сам выбирает себе приоритеты).

А участники коллективистских культур предпочитают поддерживать многочисленные привязанности, которые сформировались в начале жизни, при участии родителей или других старших членов семьи или наставников по группе. Но в целом для «коллективиста» число таких сообществ, членом которых он является, обычно оказывается меньшим, чем у «индивидуалиста». Члены индивидуалистических культур склонны ощущать себя в группе отдельными, независимыми, автономными личностями.

«Коллективисты» склонны «не выносить сор из избы», но такая апелляция к внешнему общественному мнению вполне допустима для «индивидуалистов». В случае конфликта влияния различных групп люди из коллективистских культур предпочитают сохранять отношения по вертикали, а из индивидуалистических — по горизонтали. Уверенность в себе для «коллективиста» означает: «Я не являюсь обузой для своей группы», а для «индивидуалиста»: «Я могу делать то, что мне надо».

В коллективистских культурах успех человека чаще объясняется помощью других людей, богатству и т.д., а в индивидуалистических культурах успех приписывается способностям личности. Неудача, в свою очередь, в коллективистских культурах трактуется как следствие лени, а в индивидуалистических — как результат неудачных обстоятельств.

Коллективисты чувствуют себя дискомфортно в ситуации соперничества. Они нацелены на долговременные отношения и не стремятся делать бизнес с первой встречи, предпочитая установить сначала добрые межличностные отношения. Индивидуалисты в случае видения интересных перспектив более склонны к быстрому началу нового партнерства, а соревновательность они воспринимают как условие жизни.

В ситуациях неравного статуса коллективисты чувствуют себя вполне комфортно. Для них нормально как самому показывать уважение вышестоящему лицу, так и чувствовать себя «большим начальником» при общении с подчиненными. Коллективист воспринимает многочисленность сопровождения участника встречи как высокий статус персоны – так что индивидуалист, придя на встречу без свиты или команды, рискует оказаться в глазах коллективиста «социально незначимой персоной». А «индивидуалисты» не любят начальственного поведения и предпочитают горизонтальные, равные отношения.

Взаимодействие в коллективистской культуре традиционно осуществляется на основе подарков и оказания услуг – поэтому эти общества «в среднем» более подвержены коррупции. Коллективисты в среднем более лояльно относятся к нелегальным доходам и уклонению от уплаты налогов, поскольку считают отношения личности с группой более важными, чем отношения личности с государством. Триандис пишет: «Во многих коллективистских культурах служащие (в том числе и государственные) ждут от заказчика, помимо оплаты услуги, особой благодарности для себя лично. Индивидуалисты рассматривают это как взятку, но в коллективистских культурах, где личный доход скуден, а все распределяется между всеми, это воспринимается совершенно нормально».

Лучший способ заставить коллективиста изменить свою точку или поведение — это убедить авторитетных для него людей в том, что предложение соответствует целям группы. В коллективистских культурах человек чаще сам приспосабливается к ситуации, чем меняет ситуацию «под себя», а в индивидуалистических культурах — наоборот, стремится переломить ситуацию в «свою пользу».

В коллективистских культурах людям предпочитают знать (и рассказывать) больше о других, чем о себе, а в индивидуалистических культурах — наоборот, индивид больше склонен знать (и говорить) о себе, чем о других. Людям из коллективистских культур поведение участников индивидуалистических культур обычно представляется эгоистическим и нескромным (уж слишком часто индивидуалисты руководствуются принципом: «Сам себя не похвалишь, никто не похвалит»).

В целом спор о том, какой же тип корпоративной культуры эффективнее – коллективистский или индивидуалистический, имеет смысл только для конкретных условий конкретной компании (или даже конкретного подразделения компании). При этом очевидно, что внутри компании целесообразно соблюдать свой специфический баланс подходов. Потому что вне продуктивного синтеза со своей формальной противоположностью каждая их этих двух культурных тенденций ведет развитие в тупик.



корпоративная культура
   16 марта 2008    Игорь Олейник, Денис Гудым

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться